Здесь и сейчас

Отсутствует challenge? Тогда создайте его!

«Добиваемся ли мы знания, как лев своей пищи?», Фридрих Ницше, «Так говорил Заратустра».
В Казахстане поговорили про замечательное финское образование. Поахали, повосхищались, заламывая ручки. Успешно забыли про удивительные скандинавские эксперименты, с досадой вернулись к будничным делам. «Против системы не попрешь», — проглотили молчаливо.

А в отечественной системе не хватает внутренней мотивации. Как в школах, так и в вузах. В первом случае знаю по детям. Во втором — все чаще бываю гостем в отечественных университетах. Студенты дежурно ходят на лекции, в глазах — зачастую скепсис, равнодушие, маята. Главный вопрос, который тревожит, — как сдать предмет, чтобы не платить за пересдачу?

Одним словом, образование осталось формальностью. Все потому, что никто не уверен — ни преподаватели, ни учащиеся — пригодятся ли завтра те знания, которые втолковываются сегодня. Здесь только один выход — потребность в них поставить впереди этого самого кладезя. У нас же, как правило, телега впереди лошади: вот тебе знания, а потребность в них возникнет. Потом. Может быть. Наполовину.
Мой пример о том же. Когда в начале 90-х учился в КазГУ, к нам на журфак с филфака, который этажом выше, преподаватели спускались читать лекции. Как боги с небес. Это было эстетическое удовольствие, так красиво они рассказывали про литературу. Филологи были просто влюблены в нее и нас с головой окунали в эту поэтическую страсть. Но про что конкретно были лекции — убейте, не вспомню. Зато в 2004 году пошел на литературные курсы Ольги Марк в «Мусагет», когда был крайне недоволен своей стилистикой, и почувствовал, что уперся в потолок. Вот тогда-то и началась настоящая учеба и колкие удары по самолюбию (десятилетний стаж в журналистике меня мало спасал). Заметил, что и книгу читаю по-другому, буквально молюсь на нее, если она дает мне ответ на замучивший меня вопрос.
Есть challenge — есть напряжение ума, отчаянный поиск новых идей. Разве не так появлялись открытия? Вспомним Эдисона с лампочкой. Если challenge отсутствует, то учеба сродни военной кафедре в университете: сонные лекции, засохшая муха под стеклом стенда, деревянные макеты автоматов… Если ты не глотаешь пыль на полигоне, не роешь окоп, не ищешь направление по карте, не вступаешь в рукопашную с противником, то какой ты солдат? Да никакой. Просто юнец на «Зарнице» с картонными погонами на плечах.

Обучение должно быть приближено к «боевым действиям». Когда человек столкнется со сложной задачей, решение которой равносильно выживанию, вот тогда потребность в знаниях будет подобна ожиданию дождя в пустыне. И вот оно, спасение: Учитель восходит на кафедру, тишина, каждое его слово — капля живительной влаги.
Работа над проектами лучше всего командная. Вот что должно стать основой основ в системе образования.
Вернемся к нашумевшей образовательной системе Финляндии: в школах и вузах там обучение строится на решении практических задач. Дети постигают литературу, математику, физику и рисование, занимаясь реальными проектами. Так приходит понимание, что обучение не оторвано от жизни, а знания усваиваются куда лучше.

Работа над проектами лучше всего командная. Вот что должно стать основой основ в системе образования. Побуждение — создать лучший проект (неважно, в классе ли, школе, на курсе, в университете, городе, стране), включив на полную мощь коллективный разум, самообразование (благо сейчас любые знания доступны). Роль учителя меняется — он наставник, куратор проектов, корректировщик движения команд. Тогда каждый на своем месте. Лошадь наконец-то впереди телеги. Поехали!
Читайте также другие статьи автора:
Поделитесь с друзьями
Олег Хе
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda