Бизнес

Саммит CFO 2018: разные правды

У каждого она своя — у чиновника, предпринимателя, обывателя. И как с этим жить прикажете?
Такой диалог я наблюдал на одной из дискуссий саммита, который прошел 2 марта в Алматы. Модератор Руслан Погорелов, управляющий директор ГК Centras: «Спикеры считают, что там, где присутствует государство, обязательно возникает коррупция, диспропорция экономики, иждивенчество населения. Вот и голосование в зале показало, что главной причиной проблем у бизнеса люди считают рост доли государства в экономике. Согласны, Тимур Муратович?» Тимур Сулейменов, министр национальной экономики: «Нет, конечно, государство не мешает развитию бизнеса. Особенно наше государство». Зал взрывается смехом.

Конечно, чиновник уверен в своей правоте. И вещи порой говорит правильные. Например, про профилактические проверки. Отныне контролирующие органы будут действовать по принципу «проверил — нашел нарушение — не штрафуй сразу, дай возможность исправиться». Оговорюсь, что это не касается санэпиднадзора. Или сейчас, в процессе подготовки к третьей пятилетке индустриализации, власти определяют, какие отечественные компании могут выступить драйверами экономики, чтобы способствовать им стать таковыми. Вспоминаю эти слова министра, радуюсь за страну. Но смех в зале все равно стоит в ушах. Возможно, он означает, что по прошествии последних 10–20 лет все оптимистичные заявления и обещания госаппарата вызывают у аудитории в лучшем случае скепсис и загадочные улыбки. За дверями официоза, в кулуарах я сталкиваюсь с куда более раздраженным настроением людей. Вот они говорят о том, что сборы за парковки в Алматы уходят не в бюджет государства, а частной конторе, за которой стоит человек из политической элиты. «Вот это надо обсуждать, почему у нас такое происходит», — возмущается народ на кофе-брейке.
Или другой кулуарный разговор, который состоялся у меня с экономистом Рахимом Ошакбаевым.
— Рахим, на пленарке обсуждали «черные ящики»? На ваш взгляд, откуда ждать сюрпризов?

— Думаю, что от четвертой промышленной революции. В Казахстане много про это говорится, но системно мало что делается. У нас под боком Россия быстро развивается в этом направлении. Еще быстрее — Китай. Открой мы для них границы — они бы в один момент завалили нас суперсовременными технологиями…

Да, реально такое страшно представить. Мы ведь действительно сразу «выпадем в осадок». Недавно читал книгу о гиганте Huawei, у которого 180 тысяч сотрудников — большинство из них работают над R&D в лабораториях корпорации по всему миру. Что мы можем противопоставить такой мощи?

Пока ничего. Но я все это говорю не для того, чтобы вконец омрачить ваше настроение. Форумы и саммиты ведь не для этого. Два вывода для себя сделал.

1. Тренд «smart-потребители» касается не только продуктов питания и одежды, но и информации. Люди становятся все более грамотными, имеют свою точку зрения на все или почти все вопросы. Отсюда — рост требований к спикерам и экспертам. От них не ждут красноречия, ждут в большей степени конкретных цифр и фактов.

2. В споре рождается истина? Вряд ли. Повторюсь: у каждого участника дискуссии своя правда, вряд ли он сойдет со своих позиций. Тогда зачем деловые тусовки вообще нужны? Полагаю, что аудитория собирается для получения инсайтов. Причем наша психология устроена так, что мы легко принимаем только те инсайты, которые дополняют нашу картину мира, подтверждают нашу философию. Принятие противоположного мнения требует от нас больших затрат энергии, приводит в состояние сомнения и смятения, соответственно, делает нас менее счастливыми. Кому это надо? Так что люди уходят с форумов и конференций еще более убежденными в своей правоте.

К счастью, разные правды у каждого из нас не исключают нетворкинга. И организаторы саммита CFO 2018 сделали всё, чтобы нетворкинг у участников прошел на высшем уровне. За это им огромное спасибо.
Многозначительные фразы с саммита CFO (Алматы)
Даниил Бабич
Телеканал РБК
«Раньше был конфликт «отцы и дети», сейчас — «деды, отцы и дети». (Про сложности в общении сразу нескольких поколений. — Ред.)
Ельдар Абдразаков
Основатель группы компаний «Сентрас»
«В каждом классе есть свой забияка — он дергает за косички девочек, задирает мальчишек. Его не очень любят. Так вот Россия — тот самый забияка в мировом контексте, этакая Канада с повышенным тестостероном. Проблема Казахстана в том, что мы в глазах других — ближайший друг этого хулигана».
Досым Сатпаев
Политолог
«Экономика Казахстана делится на две части: фейк-экономика и зомби-экономика». (Одна часть живет за счет госзаказа и является имитацией бизнеса, другая — едва ли жива. — Ред.)
«У нас много фанатов нумерологии: программа-2020, 2025, 2030 и т. д.».
Рахим Ошакбаев
Экономист
«Казахстанский бизнес — часто лишь имитация бизнеса, которая сводится к получению природной ренты».
«Любое дерегулирование в Казахстане заканчивается спасением банков».
Асылбек Кожахметов
Основатель Университета AlmaU
«Если мозги из Казахстана утекают, то хорошая новость в том, что мозги еще есть». (Но затем Асылбек с грустью привел примеры, когда научные гранты распределяются несправедливо, и это подталкивает ученых реализовываться за рубежом. — Ред.)
Галим Хусаинов
Председатель правления «Банка ЦентрКредит»
«При слиянии банков акционеры хотят получить 1 + 1 = 3, по факту часто происходит 1 + 1 = 0».
Умут Шаяхметова
Председатель правления «Народного банка Казахстана»
«Лучше ужасный конец, чем ужас без конца». (Про государственную поддержку банков. — Ред.)
Уже не читаем по слогам, но уже читаем по слайдам
Выступление главы «Народного банка» Умут Шаяхметовой вызвало резонанс на саммите CFO 2018 в Алматы. Многие потом говорили, что оно было «замечательным». В кулуарах я слышал и другие мнения, мол, ничего нового не сказано. Но это лишь подтверждает мысль: всем не угодишь.

Итак, давайте посмотрим на слагаемые успешного выступления. Кроме того, что у спикера уже есть имя и уверенность опытного оратора. Если посмотреть на презентацию, то в ней ничего лишнего. Главное — есть логика: мысли движутся от общего к частному.
Вот, например, слайд о глобальном:
1
— Усиливаются протекционистские меры по защите рынков.
2
— Происходят дезинтеграционные процессы (Brexit и прочее).
3
— Уход западных финансовых институтов из Казахстана и других развивающихся стран.
Некоторые спикеры слишком долго, порой даже нудно подводили к мысли, что пора бы странам заняться собственной повесткой. А здесь все было сказано за пару секунд.
И дальше — переход на тренды уже в Казахстане:
1
— Прекращение международного финансирования.
2
— Ужесточение регулирования.
3
— Значительный рост доли госкомпаний в экономике.
4
— Рост зависимости финансового сектора от средств государства и госкомпаний.
5
— Нарастание проблем в кредитных портфелях банков и стагнация кредитования.
6
— Недостатки банковского надзора.
7
— Контрциклическое регулирование по факту было проциклическим.
8
— Снижение роли финансового сектора в финансировании экономики (банки и фондовый рынок).
Что-то знаем, что-то нет, но в целом внимание фокусируется. «М-да, картина невеселая», — крутится в голове. Но должен быть баланс. Понимая это, Умут Шаяхметова разбавляет движение по слайдам историей о недавнем роуд-шоу «Народного банка» по западным рынкам. «Знаете, мы были удивлены интересом зарубежных инвесторов к Казахстану, готовностью к сотрудничеству», — услышав эти слова, зал, как мне показалось, облегченно вздохнул. Значит, окно в Европу закрылось в комнате «Россия», а в нашей форточка еще приоткрыта.

Но потом — снова головокружительное падение. Совсем как на американских горках. Умут Болатхановна выдает: кредиты банков к ВВП в Казахстане на конец 2017 года составили всего 22%. И это на фоне России, в которой 48%. Еще больше — у Латвии, Саудовской Аравии, Турции, Норвегии, Сингапура, Германии. И, наконец, Канада со своими 195% (!). То есть мы один в один пришли к ситуации, когда котлеты (экономика) отдельно, мухи (банки) — отдельно. Если финансовый сектор не дружит с реальным, всем приходится туго.

Продолжаем двигаться от общего к частному. И разбираем уже тренд роста доли госкомпаний в экономике.

— На конец 2007-го активы «Самрука», «Казыны» и «Казагро» составляли 44% ВВП.

— На конец 2016-го активы уже объединенного «Самрук-Казына», «Байтерека» и «Казагро» составляли 59% ВВП (или 74%, включая ЕНПФ).

Видим дисбалансы, например:

— Продолжилось снижение реальных доходов населения (-2.5% в 2017-м).

— Существенный рост в потребительском кредитовании банков (+15%).

Если совсем прямолинейно, то выходит, что казахстанцы беднеют и при этом все больше залезают в долги.
Ну и как уйти со сцены, не сказав, что нужно делать-то? Когда аудитория придавлена мрачными картинками, она ждет не дождется спасительных рецептов, с которыми смело может бежать в аптеку.

И вот они:
1
— Необходимы структурные реформы, которые увеличат долю МСБ и снизят долю госкомпаний и государственных институтов развития.
2
— Необходимо устранить любые искажения рыночных отношений в финансовом секторе, прежде всего, со стороны государства.
3
— Необходимо добиться макроэкономической стабильности и низкого уровня инфляции.
4
— Необходимо реально перейти к контрциклической регуляторной политике. В текущих условиях настало время перейти от ужесточения к стимулированию и развитию.
5
— Необходимо обеспечить реальную независимость Нацбанка для своевременного реагирования на проблемы.
6
— Необходимо добиться отсутствия искажения информации в регуляторной и финансовой отчетности банков.
Видим, что нужны системные решения. Но это не означает, что кивнули дружно на правительство и отошли в сторону. На мой взгляд, из этого выступления каждый может почерпнуть для себя полезное, чтобы и самому впредь не чихать, и стране помочь выздороветь.
Читайте также другие статьи автора:
Поделитесь с друзьями
Олег Хе
Автор материала
© And.kz Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на and.kz
Контакты
E-mail: info@iskermedia.kz
(по общим вопросам)
издательство
Made on
Tilda